Георгий Юрков @user11799
Первый случай быстрой кармы. Окончание:

В общем-то, лично мне он не сделал ничего плохого. Я не испытывал к нему ни ненависти, ни даже неприязни. Вид у него был взъерошенный, подавленный, скорее, вызывающий сочувствие. Вид не вызывал никакого охотничьего азарта добить трепыхающегося врага. Белобрысый не трепыхался, не закрывался рукой, а покорно ждал неминуемой оплеухи от меня.
При этом он искоса смотрел мне в глаза. В его взгляде не было никакой надежды на снисхождение, а был вопрос, даже не ко мне, а вообще, в никуда: «неужели и ты ударишь меня?»
Я стоял напротив него и медлил. Меня охватывало странное оцепенение. У меня не поднималась рука ударить его. Сквозь пелену праведных криков, я с трудом выдавил из себя: «не могу... не буду...» И отошел от него, почти шатаясь.
Что происходило дальше, меня не интересовало. Настроение моё было испорчено. Под разочарованное улюлюканье, я вышел из спального корпуса в прохладу летних сумерек. Я долго бродил по вечернему лагерю, переживал происшедшее, сумбурно, невнятно. В глубине подростковой души я был всё же рад, что не ударил его.
На следующее утро жизнь отряда продолжилась как ни в чём ни бывало. О вчерашнем побоище никто не вспоминал. Пропажи в тумбочках прекратились.
А ещё через неделю наш поток закончился, и мы, обменявшись адресами с новыми друзьями, разъехались по домам. Я обменялся адресом с той понравившейся мне стройной девочкой из другого отряда, и неважно, что она была на полголовы выше меня.
До начала занятий в школе оставалось несколько дней. Мы жили на задворках привокзальной площади, где на любой вкус и кошелек располагались рестораны, кафетерии, павильоны «соки-воды».
Как-то раз, по своему обыкновению мучаясь с похмелья, отец послал меня к площади за пивом. Знакомым маршрутом я метнулся выполнять ответственное поручение.
Полуденное солнце раскалило асфальтированную площадь. Мне предстояло перебежать через неё прямо к нужному павильону. Я был уже на самой середине площади, как вдруг, из ниоткуда, наперерез мне выдвинулась группа ребят, примерно моего возраста.
«Стой!» - услышал я знакомый голос. Это был белобрысый. Его неизменно растрепанная шевелюра ярко светилась на солнце. От недавней затравленности не осталось и следа. Он снова был весел, задирист, уверен в себе. По всему, он верховодил и этой компанией. В его глазах прочитывалось торжество хозяина положения и сильное желание поквитаться со мной. Было б за что.
На его лице играла привычная улыбка, кривоватая, дерзкая, беззащитная. Передо мной замелькала реальная перспектива быть нещадно избитым и ограбленным в ближайшем привокзальном проулке. Отец точно остался бы без пива. Я засунул поглубже в карман выданную им мятую трёшку и, как бы невзначай, намотал на правый кулак авоську. Так и удар тяжелей, и рука защищённее.
Белобрысый подошел, покровительственно похлопал меня по плечу и отвёл на несколько шагов в сторону. Он негромко сказал: «Ты один не бил меня. Я это запомнил. Поэтому трогать тебя не буду. Иди своей дорогой.» Он подал знак своим, и «банда» скрылась в мареве раскаленной площади. А я остался стоять на месте. Так белобрысый поквитался со мной тем же, отпустив меня с миром.
Зримо и сильно, я впервые столкнулся с воздаянием за содеянное. И ощутил неисповедимость своего пути, в этом большом и таинственном пространстве неочевидных причин и следствий.
Отец остался доволен быстро доставленным прохладным пивом.
07:40 - 27 Dec 2022
Только люди, упомянутые в этом сообщении пользователем user11799, могут отвечать

Ответов пока нет!

Похоже, что к этой публикации еще нет комментариев. Чтобы ответить на эту публикацию от Георгий Юрков , нажмите внизу под ней

Зарегистрироваться