Ani @user1759
27 Мая, 16:22
Пусть окружают только те, кто дарит радость, смех и счастье...😊
Марина По @user475
27 Мая, 14:24
«ЗЛОВЕЩИЕ СЛУХИ»

8.05.2022 Там же.

Николай Голубов принес какие-то зловещие слухи про договоренность Зеленского о сдаче ДНР и ЛНР в границах областей. На мой резонный вопрос — как можно отдать подконтрольные нам территории, — начал меня убеждать, что весь Донбасс уже оккупирован. Не верю и не хочу с дураками этими ругаться.

Люди говорят, что я похудел лицом. Это хорошо, может, посвежеет взгляд, а то как вспомню последнюю фотографию на паспорт — и смех, и слезы.
Димон© @tomy2008
27 Мая, 13:51
Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.
Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уе*бв противника без предупреждения.

Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Х*йня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.

Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было пох*й. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.

— Ишь ты, как зае*ись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!

Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:

— Ну все, повыё*ывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.

— Да х*й-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!

Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова попал на Бурскую войну, адъютантом командующего.

Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:

— Держитесь подальше от этого расп*здяя, он когда в азарте, кого угодно уе*ет, и не вспомнит.

Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.

— Как же так получилось? — спросили Адриана.

— Да не пох*й ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.

Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.

В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.

— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.

У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.

— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.

— Я старый, б*ядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, х*й падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.

И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.

— Врете, с*ки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, х*яча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.

Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.

— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали комиссии.

— Все остальное, б*ядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.

Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:

— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Пох*й, пляшем.

— Ну все, пи*дец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.

И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.

— Давай, отрезай ее к ё*аной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов х*ева туча недобитых.

— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.

— Лондон-х*ёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!

И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.

— Давай дальше режь, и я пошел!

Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.

— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.

Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.

— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.

Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех зае*бл требованиями войны.

Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.

Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:

— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Зае*бл он всех уже.

Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.

А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.

— Да щас, б*ядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.

И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.

— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.

— Это красные, — пояснили ему.

— Красные, черные, какая х*й разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!

Организовал оборону поезда, сам отстреливался, нае*нулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.

После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, ох*енные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.

Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.

— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.

Но те только гонорово надувались, и говорили:

— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, б*ядь.

— А у вас, м*даки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.

И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.

Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.

— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.

— Отправляйте, с*ки, иначе тут воевать начну!

В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.

— Пи*дец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, е*бнутой военной компанией.

В Лондоне слегка ох*ели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.

— Б*я, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.

Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.

— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Х*й вы угадали, макаронники.

Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, б*ядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.

В 1943 году итальянцы говорят ему:

— Мы воевать зае*блись, жопой чуем, не победим.

И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.

Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъе*бться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.

В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:

— А давайте Японию отпи*дим? Чо они такие с*ки?

— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.

— Ну на х*й, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.

И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.

— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — ох*евали знакомые.

— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Х*й мне не оторвало.

«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Умер он в 1963 году, в возрасте 83 лет. Человек-медоед, не иначе.
Светлана Светлова @user6710
27 Мая, 12:50
https://youtu.be/EWvMUWF3O...
«Пытки и постановочные видео»: плененный на Украине сержант из Волгограда рассказал о зверствах СБУ

Военнослужащий из Волгограда Рафик Магомедкеримов 45 дней пробыл в плену на Украине. Применяя пытки и психологическое насилие, сотрудники СБУ и боевики нацбата «Азов»* вынудили контрактника сделать ряд заявлений против специальной военной операции. Видео с «признаниями» сержанта российской армии в марте этого года мгновенно разошлись по соцсетям.

«Хотели разорвать на две части»

Через три дня после начала спецоперации российских войск на Украине Рафик Магомедкеримов попал в плен. Как вспоминает контрактник, после начавшегося обстрела из минометов и артиллерии, он отстал от колонны, а чуть позже попытался выбраться к своим.

— Начали бить по колонне. Минометы, тяжелая артиллерия, как я помню. Наши танки и БМП дали ответный бой, — рассказывает сержант.

Военнослужащий смог добраться с оружием до ближайшего села. Недалеко от трассы Рафик наткнулся на группу территориальной обороны ВСУ. «Бросай оружие или убьем»: после этих слов на уже безоружного бойца обрушился град ударов.

— Они сначала вообще хотели меня привязать к технике и разорвать тело на две части. Потом один из них [участник теробороны] кому-то позвонил и краем уха я услышал, что им нужны живые пленные. Мне замотали скотчем глаза, связали руки и мощными пинками загнали в транспорт.

Отрезанные пальцы и кровавая пыточная

Дальше, вспоминает Магомедкеримов, он попал в настоящий ад. С первых дней его и других плененных военнослужащих российской армии подвергали жестоким пыткам и унижениям.

— Как бешеные стали кидаться: «Что вы здесь делаете, оккупанты?». Били по почкам, печени, селезенке, приговаривая при этом: «Зачем они теперь вам». Отбивали ноги в определенных местах, где самые больные точки, руки. Угрожали изнасиловать, — рассказывает волгоградец.

Истязатели едва не отрезали ухо одному из пленных офицеров. Садисты с жовто-блакитными флагами на шевронах снимали издевательства на камеры мобильных.

— Он [сбушник]прям кричал — отдай! Это мое ухо! Мне не хватает для коллекции, — вспоминает Рафик. — В тот раз все обошлось, если можно так сказать. Лично убийств я не видел, но знал, что некоторые люди просто бесследно исчезали. Отрезанные пальцы — норма.

Через некоторое время пленных перебросили в другой населенный пункт. Все передвижения проходили в атмосфере строгой секретности. Российским военнослужащим обматывали скотчем глаза, надевали на головы мешки или рукава футболок и в таком виде перевозили.

— Били постоянно. «Азовцы»* били, сбушники. Нам не позволяли вставать, разговаривать, поднимать голову. Мы лежали целыми днями на полу в так называемом спортзале — страшная пыточная. Однажды мне удалось зацепить глазом в один из моментов кусок стены — он весь был в крови. Потом я узнал, что здесь зарезали одного из наших офицеров. По ночам раздавались нечеловеческие крики и стоны. Каждый из нас думал — кто следующий, — делится Рафик. — Чтобы встать и пойти в туалет мы должны были кричать «Слава Украине!». Только после этого нас цепочкой друг за другом выводили. Били по дороге, в туалете и обратно — по ногам, почкам, спине. Прилетало и в голову. Но лицо старались не трогать.

О медпомощи не шло и речи. Из еды — три ложки гречневой каши за весь день — именно такой рацион считался украинской стороной достаточным. Рафик уточнил, что за время нахождения в плену он потерял почти 20 килограммов.

Одним из любимейших развлечений в украинских застенках было психологическое насилие. По словам Магомедкеримова, полуживых от избиений пленных солдат заставляли учить гимн Украины, запрещали говорить на русском, смеялись и били, когда те не могли выговорить слово «паляница». Особое удовольствие садистам доставляли моменты, когда военнослужащие российской армии выкрикивали против президента РФ примитивные оскорбления.

«Умрете или станете инвалидами»

Спустя месяц ежедневных побоев Рафика и других российских военных стали готовить к постановочным видео. От пленных под страхом смерти и увечий требовали оговорить себя и сослуживцев, рассказать о «кровавой» армии РФ.

— Сам процесс записи был устроен так: рядом сидел якобы журналист, за спиной оператора всегда находился боевик «Азова»* или сбушник с оружием в руках. Периодически они для острастки могли избить любого из нас и дальше продолжать запись, — вспоминает военный. — Также, напротив говорившего пленного ставили ноутбук, на экране которого крупным шрифтом выводился требуемый для произношения текст. Отказаться было невозможно. Они так и говорили: «У вас две дороги — будете говорить что нужно, либо станете инвалидами или умрете». Повторюсь, отказаться вариантов не было. Ни у кого из нас.

Постановочные видео, как уточнил Рафик, снимались в Киеве. С ним «писали» два ролика, в которых он просил прощения у жителей Украины и рассказывал в красках о «преступлениях» российской армии. Также волгоградец участвовал в пресс-конференции военнопленных, запись которой опубликовали на Youtube 19 марта 2022 года, где призывал военных из России не приезжать на Украину.

— У нас у всех во время конференции лежали листовки с текстами, и мы периодически туда заглядывали, чтобы не ошибиться. До этого нас заставляли зубрить все, что было придумано. Кто не мог запомнить с первого раза — сразу получал по голове. Перед конференцией нам сказали, что если им что-то не понравится по итогу, то для нас этот день может оказаться последним.

Второй день рождения

После почти двухмесячного плена Магомедкеримов вернулся домой — обратно в Волгоград. Дата 14 апреля стала для него вторым днем рождения.

— Мы не ожидали, что нас обменяют. В один из дней к нам снова пришли, завязали глаза — мы подумали, что опять готовятся перебросить в другой населенный пункт. Стали выводить из камер, ставили у стенки. В какой-то момент показалось, что это все. Конец. Сейчас просто расстреляют, — делится контрактник. — Но потом одному из наших [российских] офицеров сказали, что будут менять нас, при этом пригрозили, чтобы мы вели себя тихо, слушали команды, иначе нас угрожали убить прямо на месте обмена.

Волгоградцу до сих пор снятся кошмары после пережитого в украинских застенках.

— Постоянно тревога какая-то не отпускает. Закрываю глаза и кажется, что снова там, под обстрелом. Стал плохо спать, а если удастся «отключиться», вижу один и тот же сон: снова и снова куда-то бегу, стреляю, после оказываюсь в плену. Пытки, пытки, пытки… Отрезанные пальцы, этот гадкий смех и ощущение полной беспомощности. Как будто я снова со связанными руками лежу на полу в спортзале, слышу крики и стоны наших бойцов, — Рафик смотрит куда-то в сторону и в очередной раз закуривает.

* Батальон «Азов» — запрещенная в России экстремистская организация.
«Пытки и постановочные видео»: плененный на Украине сержант из Волгограда рассказал о зверствах СБУ - YouTube

Военнослужащий из Волгограда Рафик Магомедкеримов почти 45 дней пробыл в плену на Украине. Применяя пытки и психологическое насилие, сотрудники СБУ и боевики...

Шашкарёва Евгения @user640
27 Мая, 12:28
Как Виктория Алексеевна соседа в обезьянник закрыла
Виктория Алексеевна очень понимала, становясь юристом, что профессия это толковая, потому что она объясняет, как составить нужные бумажки и правильно их подать, ну и ещё, как действовать в случае прямых угроз со стороны посторонних неадекватных лиц.
Иной студент, понимал, что уголовка ему для галочки и теребить ему Земельный кодекс с Гражданским, но не Виктория Алексеевна, учившая криминалистику так, будто работать ей придётся экспертом-криминалистом и фиксировать следы преступлений.
И вот наступали моменты, когда знания  пригождались ей. Пошла она один раз в банк, а сотрудница не хотела принимать монеты, упрекнув Викторию Алексеевну в том, что она "копеек накидала тут". Тогда Виктория Алексеевна находчиво вытянулась по стойке смирно, выпрямила осанку и  голосом Владимира Путина произнесла:"В соответсивии с ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле РФ", рубль и копейка - официальная валюта Российской Федерации". Дамочка в банке молча сгребла всю мелочь, смотря на клиентку, как Удав на кролика, ей ничего не оставалось кроме как принять монеты, в противном случае Виктория Алексеевна уже была готова процитировать обязанности сотрудника банка по ФЗ "О банках и банковской деятельности в РФ".
Но это всего лишь присказка. А вот однажды Виктории Алексеевне пришлось применять знания уголовного закона. И это случилось так.
Возвращаясь летним погожим днём домой, ничего не подозревая, она встретила свою соседку и мамину подругу Зинаиду Петровну, славную старушку, которая любила ходить с её мамой в Оперный театр и наслаждаться пением под слабое сопение девочки Вики, накрытой пледом. Слабенькая бабушка поднималась в тот час  по ступенькам подъезда к себе домой, напевая песенку из Свадьбы Фигаро. Вдруг в подъезд забежал на приличной скорости пьяный в хлам низкорослый на кривых ногах сосед Виктории Алексеевны по квартире, Порфирий Ковриков и со всей злости под воздействием очень белой горячки ударил Зинаиду Петровну по руке. Бабушка села на ступеньку, охая. Виктория Алексеевна уже готова была налететь на пьянчугу сзади, приготовив зубы, кулаки и злость, но жена Порфирия, по кличке Плешивая Лида, впихнула несчастного домой и закрыла дверь. С той стороны Порфирий грыз ручку двери, истошно рычал и угрожал положить всех соседей прямо сегодня. Мама Виктории Алексеевны открыла дверь, завела Зинаиду к себе и обработала рану. А Виктория Алексеевна бросилась к телефону так же быстро, как язык лягушки, настигает комара. Виктория Алексеевна звонила в милицию. Громким уверенным голосом, чтобы Порфирий и Лида Ковриковы слышали через стену, потребовала от  сотрудников милиции незамедлительно приехать по указываемому адресу, поскольку здесь совершилось преступление по ст. 116 УК РФ., то есть побои. Но никто из сотрудников милиции ехать не спешил, потому что они как раз пытали у себя алкаша Васю, и им было это интереснее, чем делать лишние движения, да ещё ехать к преступнику, который ведь мог и их ненароком побить. И только тогда, когда Виктория Алексеевна начала подробно описывать состав совершённого преступления, упомянув объект преступления - здоровье бабушки Зинаиды, субъекта - алкоголика и тунеядца Порфирия Коврикова,  а в прошлом - с его слов - вора и дельца, объективной стороны - активных действий по нанесению удара кулаком с целью повредить физическое и психическое здоровье бабушки Зины и субъективной стороны - вины в форме прямого умысла - только тогда ей обещали с той стороны провода, что наряд сейчас подъедет и положили трубку. Виктория Алексеевна не могла успокоиться, и пока мама успокаивала Зинаиду Петровну, ходила большими шагами по квартире туда-сюда. Но долго так продолжаться не могло, и тогда Виктория Алексеевна вышла на улицу к подъезду, чтобы встретить ментов.
По не очень благоприятному стечению обстоятельств оказалось, что группа местных алкоголиков именно в это же время решила накиряться как следует и появиться возле её подъезда. Виктория Алексеевна закрыла лицо руками, она не знала, плакать ей или смеяться, представив, как сейчас подъедут сотрудники милиции и скрутят этих алкобратьев. Она смело подошла к верхнему соседу, Сашке Скорпионову и сказала:"Саша, уходите отсюда! Сейчас сюда приедут менты! Я их лично сама вызвала на соседа Порфирия Коврикова. Виктория Алексеевна не успела договорить это, как вдруг, алкашей как ветром сдуло, и они попрятались на этажах повыше, чтобы оттуда, как кино, лицезреть происходящее.
Подъехал не один, а два милицейских уазика, в одном из них был обезьянник. Вышли оттуда не сотрудники милиции, а Омон, с оружием, высоченные ростом, в тельняшках. Виктория Алексеевна чуть не лопнула, подавляя приступы смеха, накатывавшие на неё.
Омоновцы смело постучались в дверь к Ковриковым. И Плешивая Лида открыла. На пороге, в семейных трусах стоял пьяный Порфирий, уже не понимающий происходящее, не соображающий ничего вокруг.
Омоновцы, даже не заступив ногой в квартиру, выдернули Порфирия, надели ему наручники и вывели в трусах его и в тапочках и в наручниках из подъезда и посадили в обезьянник. Оказавшись за решёткой, Порфирий отчаянно орал разные проклятья, оскорбляя Викторию Алексеевну, Зинаиду Петровну, маму Виктории Алексеевны, ментов и тряс решётку. Плешивая Лида выбежала и плакала в платочек. В соседней от обезьянника машине в участок поехали Виктория Алексеевна и бабушка Зина - писать объяснения и заявления. В участке под строгим прицелом сотрудников милиции Подозреваемого поместили в просторную камеру, больше похожую на клетку в зоопарке, которую алкоголик тряс со всей силы, вызывая смачный хохот сотрудников милиции с автоматами.
Виктория Алексеевна спокойно, в соответствии с законом записала происходящее, а бабушке предложили пройти освидетельствование, чтобы зафиксировать тот вред, который ей был причинён. Кроме прочего, синяки сразу не проявлялись, а только на следующий день. Поэтому освидетельствование отложили на завтра. Сам обидчик оставался ещё в камере, когда Виктория Алексеевна и бабушка Зина вернулись по домам пить чай с баранками и рассказывать о происшествии, сгущая краски. Алкаши всё также боязливо поглядывали с пятого этажа, но не решались выходить. Пространство было зачищено. И вот когда уже Солнце село, стало совсем темно, Виктория Алексеевна и её родители услышали однократный стук кулаком в их дверь, означавший, что первобытного соседа - буяна, преступника и опричника выпустили из клетки и в семейных трусах он пришёл от полицейского участка пешком к себе домой, устраивать террор своей подельнице - Плешивой Лиде.
#юмор #минирассказ #алкоголики #побои #омон #укрф #рассказ #двор #соседи #сосед #белаягорячка

Ничего не найдено!

К сожалению, мы не смогли найти в нашей базе данных ничего по вашему поисковому запросу {{search_query}}. Повторите попытку, введя другие ключевые слова.

Зарегистрироваться